2b6ae1f7     

Петров Михаил - Гончаров Попадает В Притон



Михаил ПЕТРОВ
ГОНЧАРОВ ПОПАДАЕТ В ПРИТОН
Соседу Юрке я позвонил еще в июне. Тогда же он и сообщил мне, что страсти
вокруг оганяновского дела утихли и я могу смело возвращаться домой. Но
прервать наше затянувшееся турне по России и странам СНГ удалось только в
середине августа.
В родимый город я вернулся один, оставив Ленку на попечение многочисленной
ярославской ее родни. Она активно сопротивлялась, но я многозначительно поднял
палец: "Еще опасно", втайне мечтая отдохнуть от нашего долгого и жесткого
общения.
Прибыл я в воскресенье и прямо с вокзала зашел к Юрке, забрал кота,
выплатил причитающийся другу гонорар и поднялся на свой этаж. Весь косяк,
начиная от пола, был утыкан квитанциями, предупреждениями, угрозами от ЖЭУ и
прочая и прочая. Подобрав ядовитые листочки, я аккуратно порвал их на четыре
части и сбросил в унитаз. Воду, слава Богу, не отключили, свет тоже. Только
телефон молчал этакой египетской мумией. Но это даже хорошо, думал я, матеря
про себя Юрку, который обещал аккуратно и вовремя оплачивать все мои
коммунальные услуги.
Неожиданно громко заорал кот. Обследовав все углы и потайные места, не
найдя при этом даже мышиного хвоста, он был разгневан. Впрочем, жрать хотел и
я Поэтому, тщательно спрятав остатки оганяновского вознаграждения, я
отправился в близлежащее кафе.
В два часа дня, когда рычащий кот дожирал сардельку, а я скручивал голову
"Столичной", в дверь позвонили условным кодом.
- Ты, свинья, почему не заплатил за телефон? - едва открыв дверь, пошел я
в наступление.
- Понимаешь, с бабками напряг...
- Не с бабками, а с бабами у тебя напряг, и с мозгами тоже. Заходи уж...
Состроив виноватую рожу, он протопал на кухню и уселся на мое место.
- Зато, Кот, гляди, чистота-то какая, каждую неделю убирался.
- Так я тебе и поверил, небось своих шлюх заставлял. Небось все постельное
белье мне перепачкали.
- Кот, все простыни, наволочки добросовестно выстираны, тщательно
выглажены, аккуратно сложены. Посмотри в шифоньере. А вообще, не рычи, самое
главное я сделал точно и в срок - написанную тобой и тебя же компрометирующую
записку я уничтожил.
- Ну, тогда наливай!
- Это мы могем. - Юрка воспрянул духом и приволок из комнаты два
хрустальных стопарика. - Будем?
- Будем!
- Кот, а у меня к тебе дело, - зачавкав сарделькой, сообщил сосед.
- Шел бы ты... - поперхнулся я водкой. - От твоих дел разит моргом, как
сивухой от этой "Столичной".
- Да нет, на этот раз дело пустяковое.
- Все! Допивай и топай домой.
- Как знаешь.
Проснулся я под вечер, с похмелья, но в хорошем настроении.
- А что, Константин Иваныч, - спросил я себя сам, - не сходить ли нам к
нашей знакомой, тридцатилетней вдовушке Аннушке? Отчего же не сходить? Можно и
сходить. Путь не дальний. Вдова веселая, детьми не обременена. Напитки
первоклассные. Тело приятственное. Сходи, раб Божий Константин.
В девять вечера, постриженный и отмытый, в наилучшем фраке, я нажимал
кнопку звонка, которой не касался больше года.
"Дурак, - подумал я запоздало, - а вдруг она успела выскочить замуж?
Ладно, скажу, ошибся квартирой", - в последний момент, когда дверь уже
открывалась, решил я.
Мои опасения оказались напрасными, потому что за двойной дверью гремела
музыка, булькал хохот вперемежку с пьяными выкриками.
- Ба! Кто к нам пришел! - Полупьяная Анна орденом повисла на шее. - Котик
мой милый, совсем меня забыл, - размазывая по моей морде тушь и губную помаду,
причитала она. - Заходи, мой ненаглядный, всегда тебе рада. Сейчас в



Содержание раздела