2b6ae1f7     

Петров Михаил - Гончаров 20



Михаил ПЕТРОВ
ГОНЧАРОВ И ПОРТРЕТ ДЬЯВОЛА
Анонс
Бывший бизнесмен Герберт Васильевич Седых, после «наезда» бандитской группировки на принадлежащий ему магазин потерял все свое имущество и близких. Гончаров, старый друг предпринимателя, берется вывести вымогателей на чистую воду.
В припадочном бреду двое суток я провел в гостиничном номере на скомканных мокрых простынях, сквозь паутину кошмаров временами различая лица Макса, полковника и белый халат толстой врачицы. В последний день осени кризис миновал, и уже на следующее утро Ухов отвез меня в мою освободившуюся квартиру.
Квартирантка Тамара оказалась дамой порядочной. Покидая мою конуру, она сделала небольшой косметический ремонт, и теперь мое жилище выглядело даже лучше, чем год назад.

Пожелав ей всяческих благ, я прошел на кухню и, ощущая некоторые признаки голода, автоматически открыл холодильник. Чисто вымытый, он сиял белизной и полным отсутствием снеди.

Огорченно поцокав языком, я выгреб весь свой капитал и, разложив на столе, начал вдумчиво его ревизовать. К моему великому разочарованию, он оказался совсем хилым. Раз-другой сходить в магазин, и то еле на скромный пенсионерский паек хватит.

С маленькой выпивкой, понятно. А врачица, после болезни, мне рекомендовала усиленное и калорийное питание. О каком тут усиленном питании можно говорить?

Ноги бы не протянуть, раздраженно подумал я, собираясь в гастроном.
Находись я в полной форме — это обстоятельство ничуть бы меня не тронуло. Деньги, имея машину, можно заработать извозом, но одной левой баранку не покрутишь, а правая, пробитая ножом бандита, до сей поры висит на перевязи.

Поодиночке персты уже работают, но целиком кисть пока сгибается с трудом. Кстати, к подпольному лекарю, который меня пользовал, надо сходить на перевязку, размышлял я, вышагивая по грязной снежной каше.
Истратив ровно половину имеющейся у меня суммы, я двинулся к выходу и в дверях буквально лоб в лоб столкнулся с каким-то стариком, внешность которого показалась мне знакомой. Автоматически выругавшись, я выронил пакет и в самый последний момент успел подхватить его воробьиное тело.
— Спасибо, Костя, — отряхиваясь, поблагодарил он голосом, лишенным всяких эмоций. — А ты все скачешь, все прыгаешь.
— Прыгаю, — согласился я, пытаясь разглядеть и узнать под недельной щетиной своего знакомого. — Как дела? — спросил я, надеясь получить от него хоть какую-то наводящую информацию.
— Как сажа бела. — Безнадежно махнув рукой, он отступил на шаг и с горечью заметил: — Представляю, какой у меня видок, если даже Гончаров не узнает. Герка я, Герберт Седых, да ладно, чего уж там. Будь здоров, — кивнул он и пошаркал к прилавку.
— Подожди. — Мгновенно все вспоминая, я преградил ему путь. — Герка, что с тобой случилось? Вроде на алкаша ты не похож. Что произошло?
— Долго рассказывать, — отвел он глаза в сторону.
— А мне спешить некуда. Времени хоть отбавляй. Пойдем сейчас ко мне, поедим, выпьем, и ты все расскажешь.
— Нет, Костя. Куда я такой пойду? Мне на люди-то стыдно появляться, а уж твоей жене тем паче.

Не нужно, как-нибудь в другой раз.
— Ты прекрасно знаешь сам, что другого раза может и не быть, а что касается моей жены, то у меня ее просто нет. Я живу один.
— Ну если так... — неуверенно пробормотал он. — У меня на бутылочку есть...
— Ничего не надо, все уже куплено, — подталкивая к выходу, успокоил я его.
С Гербертом Васильевичем Седых судьба меня свела лет пятнадцать тому назад на берегу Телецкого озера, куда мы оба приехали в составе тургруппы, сформи



Содержание раздела