2b6ae1f7     

Перумов Ник - Летописи Разлома 06



НИКОЛАЙ ПЕРУМОВ.
ДОЧЬ HЕКРОМАHТА
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
КЛИHОК ВОСТРЕБОВАH.
Наверное, когда-то это был прекрасный и величественный замок — именно прекрасный и величественный, несмотря на то, что выстроили его не человеческие руки и, собственно говоря, он даже не мог называться «замком» — укрепленным жилищем сеньора и его семьи.
Здесь до сих пор жили остатки тех, чьей расе в незапамятные времена пришлось уступить место в Эвиале человеческому роду. Отгремели две страшные войны, Война
Быка и Война Волка после чего жалкие остатки вчерашних хозяев всего Эвиала отступили на дальний северо-восток, за полуночные рубежи Синь-И, где, всеми позабытые, продолжали тянуть лямку жизни. Их оставалось совсем немного, однако жили они долго и умирали редко. Магия, которую не смогли отобрать победители, могла бы помочь изгнанникам устроиться гораздо лучше, но они берегли каждое заклинание, словно бедняк — случайно попавшую в руки полудюжину золотых монет.
Долгие века в подземельях их замка продолжалась работа, медленная, неторопливая, осторожная. Маги древнего народа отринули незыблемые когда-то правила, пытаясь отыскать пути в области, испокон веков считавшиеся запретными и смертельно опасными.
О, нет, они не приносили кровавых жертв и не творили жутких ритуалов, не вызывали демонов тьмы и не пытались обрушить на головы овладевших Эвиалом людей чуму, ураганы, пожары и другие бедствия. На такую мелочь древние не разменивались.
Правда, даже в их работе случались заминки. Иногда — на целые годы. Иногда — даже на десятилетия.

Это их не слишком трогало — что такое десять лет для того, кто проживет еще самое меньшее тысячу?
Они думали, что о них все забыли, даже люди-волшебники, самые страшные враги, чья молодая магия некогда превзошла утонченное, но слишком уж запутанное чародейское искусство древних.
Правда, как-то раз их одиночество оказалось нарушено. Нашелся тот, кому захотелось своими глазами взглянуть на Последнее Прибежище, как звали этот замок
(а, точнее, его развалины) нынешние хозяева. - Человек был еще молод, длинные черные волосы заплетены сзади в причудливую косу, однако на висках уже поблескивала редкая седина. Узкие глаза с приподнятыми внешними уголками могли бы принадлежать эльфу, тонкие же губы и нос придавали лицу какое-то странное, пожалуй, даже несколько зловещее выражение. Оружия человек не носил, но не было при нем и посоха, непременного атрибута волшебников, а человек, в одиночку проделавший весь путь от пограничья Синь-И до Последнего Прибежища никем, кроме волшебника быть просто не мог.
— Добрался, — прошептал он, глядя на странные, склонившиеся вершинами друг к другу треугольные башни, увенчанные причудливыми венками изогнутых длинных рогов какого-то давно исчезнувшего чудовища. Правда, стены между башнями превратились в бесформенные груды щебня, сводчатая крыша длинного здания внутри обвалилась, а все подступы густо заросли резко пахнущей пустынницей, получившей свое название как раз за обыкновение укореняться вокруг давно заброшенных жилищ.
— Добрался, — повторил человек, не двигаясь с места, словно чего-то ожидая.
Он оказался прав. Немного погодя высокие метелки пустырницы заколебались.
Человек усмехнулся — ходить по зарослям обитатели этого места явно не умели. Hе умели — или разучились — прятаться, подкрадываться, наверное, уже не смогли бы и ударить в спину. На долгие века люди оставили их в покое, не трогая жалкую горку изгоев — и кто знает, не ошиблись ли возгордившиеся победители?
Зеленые заросли раздвинулись, перед



Содержание раздела